22:44 

Стимрок_4

Крицетул Барабинский
Дикий паровой хомяк
20.06.2017 в 21:12
Пишет Альвар:

Стимрок


- Ты серьезно собрался в город?!
- Я там работаю, если что.
- После стычки с бандой мэра?!
- Вообще-то это ты с ними повздорила, а не я.
- Чего?!
- Ну а чье ранчо они хотят прибрать к рукам? Твоё.
- А кто взял их на понт и заставил убраться? Ты.
- А кто упёрся и не желает отдавать им ранчо? Ты.
- Да, но я леди, поэтому меня пришибить на улице у них просто не выйдет – шериф не позволит. А вот затеять драку с бродягой-оборванцем…
- Ну спасибо…
- …А потом повесить его на воротах – это они запросто. Шайка мэра – не абы кто.
- Ладно, допустим. И что теперь? Предлагаешь мне запереться в сарае с винтовкой и никуда не высовываться?
- Эм-м… А подождать?
- Чего? Пока у них память отшибёт?
- Мда. Ты прав, как мне не претит это признавать… Ладно, топай. Револьвер не бери только. С револьвером вообще нарваться на неприятности раз плюнуть – за стрельбу на улицах можно и в камеру угодить, и на виселицу. В зависимости от обстоятельств.
- Учту. Купить чего надо? После работы могу в магазин зайти.
- Не, ничего. Я после обеда сама в магазин смотаюсь. Давай, вали уже… работник, блин.




С утра в салуне «Трехколесный койот» было немноголюдно. Если быть точным – пусто. Вернее, один посетитель в салуне все-таки был – невысокий худощавый молодой человек в летной куртке и светлом шарфе сидел у окна и наслаждался свежесваренным кофе и тарелкой омлета. Когда Шейн вошел в салун, парень бросил на него оценивающий взгляд и снова вернулся к завтраку.
- Кто это? – спросил Шейн у Зумы, бармена-киборга. – Лётчик, что ли?
- Это Чарльз, пилот дирижабля, - ответила Зума. – Кофе будешь?
- Буду. Откуда у вас тут пилот дирижабля?
- Да авария какая-то у него случилась, вот он и рухнул рядом со Стимроком с месяц назад.
- С дирижабля рухнул или с дирижаблем?
- С дирижаблем. Он у него маленький, компактный, на команду человека в три, похоже, рассчитан. Говорит, неполадки какие-то в полете обнаружились… ну или диверсия.
- Ясно. Остальная команда тоже тут ошивается?
- Нет. Чарльз в этот раз один летел, пытался пиратов Бартоломью Стила выследить. Так что один и возится теперь… уже месяц возится, чинит пташку свою подбитую.
- Понятно.
- Не косись подозрительно, - хмыкнула Зума, ставя перед Шейном чашку с кофе. – Чарльз – парень славный. Вежливый, интеллигентный, галантный… он англичанин, прикинь?
- Воу, - равнодушно отозвался Шейн, принимаясь за кофе. – Итак, какой на сегодня фронт работ?
- Изгородь надо подлатать. Там какой-то водила криворукий бампером въехал в угол и несколько штакетин снес. Некрасиво. Надо вернуть штакетины на место и, пожалуй, забор покрасить. Краска есть. Синенькая. И полбанки желтой. Любую бери. Лучше желтую.
- Понял, сделаю.
- Кофе допей.
- Обязательно.
Шейн допил кофе и пошел работать.
С забором он справился часа за два. Убрал обломки, оставшиеся после бампера «криворукого водилы», поставил недостающие доски, и аккуратно выкрасил забор в синий цвет. Хватило бы и полбанки желтой краски, забор был не такой уж большой, но желтый цвет был уж больно ядреным… После чего Шейн убрал инструменты, отмыл кисть в керосине и, отчистив с одежды пятна краски, пошел умываться. А когда он, приглаживая мокрые волосы, вошел в салун, чтобы отчитаться в проделанной работе, оказалось, что народу в салуне прибавилось. Чарльз по-прежнему торчал за своим столиком, погруженный в изучение расстеленных перед ним чертежей, и кофе в его чашке уже давно остыл. Зума по-прежнему стояла у стойки, протирая бокалы. А за одним из столов напротив стойки сидела та самая мэровская компания – четверо парней в одинаковых шляпах и пиджаках. Похоже, в этот раз они припёрлись сюда не на своем драндулете, а тихо вошли через главный вход, пока Шейн на углу возился с забором. Парни расплылись в улыбках – все, кроме серьезного Леонарда – а Шейн при виде них и глазом не моргнул. Просто прошел к стойке и спокойно сказал:
- Готово, Зума. Дыру закрыл, забор покрасил.
- В синий?
- В синий.
- Хорошо, а то желтый мне совсем не нравится.
- Что дальше?
- Да знаешь… - Зума бросила опасливый взгляд на мэровскую четверку. – На сегодня хватит, пожалуй. Ты свободен.
- Уверена?
- Да-да, - снова быстрый взгляд в сторону и, гораздо тише: – Иди отсюда живее.
Шейн нахмурился, но спорить не стал – пожал плечами и направился к выходу. Стоило ему шагнуть за порог, как эти четверо дружно встали и последовали за ним. Зума нервно чертыхнулась. Чарльз поднял от чертежей рассеянный взгляд.

Шейн вышел за порог, вытащил из кармана пачку сигарет и зажигалку, прикурил и направился к воротам. Пройдя несколько шагов, он остановился, услышав в спину:
- Ну как работается, рыжий?
Покосился через плечо – ну так и есть, все четверо стоят на крылечке, ухмыляются и демонстративно расстегивают рукава рубашек и разминают пальцы.
- Нормально работается, - лениво ответил Шейн. - Девушке вот помог, сейчас пойду с картой возиться. А у вас, я смотрю, выходной. Чего ж мэра-то своего одного бросили? Не ровен час украдет кто.
- А у нас обед! – радостно сказал Мик, расстегивая ворот своей оранжевой рубашки. – Матэ вот выпили, виски дерябнули, сейчас еще разомнемся – и обратно на работу, мэра охранять и бумажными делами заниматься.
- Ясно.
- Да ты погоди, рыжий. Куда торопишься-то? Или ты только за юбкой Анабель прятаться смелый?
Шейн повернулся и кротко спросил:
- Что?
- Смелый ты, говорю, когда сам на крыше да с винтовкой, а девчонка стоит перед нами и тебя прикрывает.
«Ведь разводит же, - досадливо подумал Шейн, прищурившись на Мика. – Как щенка разводит… как школьника задиристого… а их четверо, между прочим…»
- Может, зря Джок нам велел тогда убираться? Может, стоило слазить за тобой на крышку, пока Лео и Раф позабавились бы с леди Анабель?
«И несет-то хрень какую-то… как сопляк, мнящий себя крутым хулиганом. Считает, похоже, что остроумный – пиздец просто…»
- Небось, сиськи-то у неё ого-го, да? – продолжал Мик, непроизвольно облизывая губы. - Как тебе эта цыпочка? Не зря ж ты у неё пригрелся, а, рыжий?
«А сейчас, очевидно, я должен вспылить и полезть защищать честь дамы. Как полоумный идиот, один против четверых. Вот урод, ты погляди… Старается-то как! Валить бы надо отсюда нахер…»
Вместо этого Шейн сплюнул недокуренную сигарету и сказал, глядя на Мика:
- А просто подойти и дать в морду – кишка тонка? Обязательно надо себя накачать перед дракой, да? Ну сходи, выпей еще виски для храбрости, а я подожду.
- Нарывается, - уверенно сказал Раф и двинулся к Шейну. – Вот и славно.
- Не нарываюсь, - вздохнул Шейн. – Но вы ж не отстанете без драки.
- Не отстанем, - подтвердил Раф и ударил его с правой в голову.
Точнее, попытался ударить, потому что Шейн блокировал удар и, в свою очередь, врезал ему снизу в челюсть, вложив в удар всю свою злость… и, как и положено, всю энергию распрямившегося как пружина тела. Удар вышел неплохим – Раф неловко взмахнул руками и грохнулся на спину, закатив глаза.
- Апперкот, - сказал Шейн, потирая костяшки пальцев. – Оценили, а? Один боксер научил. - Ты!.. – взревел Мик, но как-то неубедительно. – Да ты!.. Рафа, другана!.. да я!..
И он бросился на Шейна разъяренным быком, молотя кулаками направо и налево. Если Раф ростом и сложением был примерно с Шейна, то Мик уродился повыше и помассивнее., поэтому удары его чертили воздух с силой и грацией небольшого медведя, и Шейну как-то не улыбалось попасть под один из этих ударов. Так что он попятился, всё ещё колеблясь – то ли сбежать, то ли всё-таки ввязаться в драку с оставшимися тремя противниками… Но тут Лео и Джок тоже ринулись вперед, и сбегать стало поздно. Точнее, тут-то как раз Шейн и решил было, что надо валить, и даже почти развернулся, чтобы броситься к воротам, но Лео с разбега прыгнул на него и сбил с ног – Шейн просто не ожидал такого футбольного приёма от парня в аккуратном пиджачке и с интеллигентными усиками! Шейн с Лео грохнулись на землю, и Лео тут же выпустил противника, откатываясь в сторону. Шейн не успел вскочить – Мик налетел на него, пытаясь пнуть в лицо, в бок, в живот, в голову… Шейн увернулся от одного пинка, блокировал другой, схватив Мика за ногу… рванул на себя и еле успел откатиться – Миг плашмя грохнулся рядом с ним. Шейн вскочил, мстительно ударил его ногой куда попал… а попал в колено, и Мик басовито охнул и начал нецензурно ругаться. Шейн не успел позлорадствовать, потому что сзади на него налетел Джок, а сбоку Лео. Против двоих стало как-то… грустно. Шейн блокировал один удар, второй, пропустил нехороший удар в лицо, потом в солнечное сплетение, сплюнул кровь, оглушенно встряхнул головой… и понял, что проиграл. Не то чтобы он прям всерьез надеялся выйти победителем, но все равно ему стало чертовски досадно.
Лео и Джок, уже развлекаясь, выверенными ударами поперебрасывали его друг другу, потом швырнули на землю и добавили ногами.
- Дайте я! – кровожадно сказал Мик, уже прекративший материться и вставший на ноги. – Этот гаденыш мне, кажется, колено повредил. Больно, блин, не могу!.. Убью стервеца.
«Убьет, - с досадой подумал Шейн, пытаясь выдохнуть и подняться. Выдохнуть кое-как получилось, подняться нет. – Попытается уж точно… Вот ситуация!»
Мик ухмыльнулся и шагнул к Шейну, потирая руки.
- Джентльмены, вам не кажется, что ваша драка зашла слишком далеко? – раздалось во дворе, и трое мэровских громил недоуменно обернулись.
К ним закатывая рукава летной куртки, подходил пилот Чарльз.
- Чего надо? – мрачно спросил Мик. – Куда лезешь в чужие разборки, дебил? Иди дирижабль свой собирай.
- Оставьте его, джентльмены, - сказал Чарльз. – Вы сорвали злость, ладно. Ваше дело. Но сейчас – вы хотите его убить?
- А если и так? – прищурился Мик, не обращая внимания на то, что Джок нахмурился и дернул его за рукав. – Тебе-то что?
- Я полагал, мы находимся в цивилизованном городе, - отрезал Чарльз. – В наш просвещенный век огня и пара, когда дирижабли бороздят просторы небес, а телеграф вот-вот дотянется даже до самых отдаленных уголков страны, вы собираетесь варварски забить до смерти человека прямо во дворе салуна?! Я не думаю, что закон и порядок будет на вашей стороне.
- Слышь ты, трепло дирижопельное, - зло сказал Мик. – Завали хлебало и двигай отсюда, пока я тебя не уложил под холмик с крестиком!..
- Ну, я пытался, - вздохнул Чарльз и встал в классическую боксерскую стойку. – Я вызываю вас, джентльмены.
- Чего?! – заржал Мик. – Это что сейчас было?! Да я тебя прямо сейчас!..
- Ну как знаете, - сказал Чарльз и врезал ему апперкотом.
Его апперкот оказался куда более техничным и аккуратным, чем апперкот Шейна, но результат был таким же – Мик взмахнул руками и грохнулся навзничь.
- Вот… как-то так… мне боксер и показывал, - выдохнул Шейн, под шумок всё-таки сумевший подняться опираясь на забор. – Ну что, пилот, бери того, что справа, а я с этим разберусь…
Чарльз согласно кивнул и снова встал в стойку. Джок и Лео переглянулись, явно колеблясь…
И в этот момент во двор буквально ворвался шериф с двумя помощниками.
- Что здесь происходит?! – грозно спросил он, оглядывая участников драки. – Какого, простите, хрена?!
- Шери-иф! – с явным облегчением протянул Джок. – Ну слава богу! У нас тут два дебошира шериф.
- У нас тут ЧЕТЫРЕ дебошира, - поправил его Шейн, вытирая с лица кровь. – Шериф, эти четверо…
- Шериф, эти ДВОЕ напали на людей мэра, - весомо сказал Джок, указывая на Шейна и Чарльза. – Точнее, напал этот, рыжий, а второй потом подошел, на помощь своему дружку. Избили Рафа и Мика, нас чуть не покалечили.
- Ну коне-е-ечно, - скривился Шейн, но на него не обратили внимания.
- Как насчет того, чтобы насадить закон и порядок, быстренько вздернув зачинщика на воротах, а его дружка-пилота засадив на пару деньков в камеру? – обаятельно улыбнулся Лео. – Уверен, в салуне найдется крепкая веревка в помощь правосудию.
Шериф вгляделся в «дебоширов» и, узнав в Шейне «правительственного агента», кисло улыбнулся:
- Замечательно. Вы для этого прибыли в Стимрок, мистер Шейн? Избивать представителей городской власти?
- Вы знакомы? – удивленно дернул бровью Джок. Шериф кивнул и перевел на него взгляд:
- Прости, Джок, я не могу его повесить.
- Почему?
- Есть причины, - осторожно ответил шериф. – Скажем так, в округе не одобрят такой самодеятельности.
- Ладно, - настороженно покосился на Шейна Джок. – Тогда арестуйте их, шериф. Драка в городе… Причинение тяжких повреждений людям Вильгельма Смита, мэра Стимрока, между прочим. Не думаю, что мэр отнесется к вам благосклонно, если это сойдет им с рук.
- Я их арестую, - сказал шериф и кивнул своим людям. – Возьмите их.
- Погодите, шериф… - начал было Чарльз, но шериф предупреждающе погрозил ему пальцем:
- Молчите, молодой человек. И вы, Шейн, тоже. Оба арестованы на сутки. ПОКА на сутки. Проведете ночь в камере, а там поговорим.
- Ну здорово, - саркастически протянул Шейн, когда люди мэра нацепили на него наручники. – Презумпция невиновности тут и не ночевала…
- Очевидно, так, - пожал плечами Чарльз, разглядывая наручники на своих запястьях. – Мда… Как-то меня еще ни разу не арестовывали за дебош.
- Уведите, - скомандовал шериф, и его люди вывели Шейна и Чарльза со двора салуна, пока сам шериф вместе с Лео и Джоком приводили в сознание Рафа и Мика, пострадавших от «дебоширов».

В тюрьме Шейна и Чарльза впихнули в разные камеры и заперли, освободив от наручников. Когда люди шерифа ушли, не забыв тщательно закрыть за собой двери, Чарльз оглядел свою камеру и покосился на камеру напротив, куда втолкнули Шейна.
- Меня зовут Чарльз, - сказал он. – Тебя, я слышал, называли Шейн?
- Называли, - не стал возражать тот.
- Ты работаешь у Зумы?
- Типа того.
- Где ты им дорогу перешел, отморозкам этим?
- Ну и имечко у тебя, Чарли.
- Меня зовут Чарльз.
- У Анабель собаку зовут Чарли. Прикольно – как будто тебя в честь собаки назвали. Хороший пёс, скажу тебе. Боевой.
- А апперкот у тебя так себе, между прочим, - мстительно буркнул Чарльз.
- Какое горе.
- Ты чудом просто того парня вырубил. Повезло.
- Не чудом, а кулаком.
- Костяшки, небось, разбил? Криво бил.
- Это меньшая из моих проблем.
- Да, я вижу. Висок тебе знатно сапогом рассадили. Ребра хоть целы?
- А ты прям медсестра.
- Между прочим, я тебе жизнь спас.
- Скорее всего. Ну и что?
- Ну и мог бы спасибо сказать.
- Спасибо.
- Пожалуйста.
И Чарльз замолчал, потому что дальше продолжать разговор было как-то глупо, учитывая, что Шейн после нарочито вежливого «спасибо» улегся на лавку и закрыл глаза.
Чарльз прошелся по камере туда-сюда, подергал решетки – прочные, разумеется – попытался выглянуть в крошечное окошко под самым потолком камеры и, вздохнув, тоже улегся на лавку. Чем была плоха тюрьма, решил он, так это тем, что тут было определенно скучно.

20.06.17
URL записи

@темы: страницы, И шестеренки!..

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Бешеные хомячки: ЭВОЛЮЦИЯ

главная